Извержение Везувия, гибель Атлантиды и еще 10 катаклизмов

Извержение подводного вулкана Хунга-Тонга-Хунга-Хаапай в Тихом океане заставляет вспомнить художественные тексты, сюжет которых основан на природных катаклизмах

Текст: ГодЛитературы.РФ

Извержение подводного вулкана Хунга-Тонга-Хунга-Хаапай в Тихом океане отразилось на нескольких прибрежных странах. Высота столба пепла, газа и пара достигла 25 км, а радиус - 260 км. Но извержение это оказалось зафиксировано не только научными приборами, но и бытовыми барометрами всего мира. Показав в очередной раз, насколько он мал... Природные катаклизмы сопровождали человечество на протяжении всей его истории. И писатели (как впоследствии, разумеется, и кинематографисты) часто обращались к подобным явлениям для создания основной сюжетной линии своих произведений. Вспомним лишь некоторые из них.

Плиний Младший. Письма Тациту

«Дух мой содрогается, о том вспоминая… все же начну»

Везувий, наверное, один из самых известных в истории человечества вулканов, погубивший древнеримский город Помпеи в 79 г. н.э. Картины, стихи, фильмы – много создано под впечатлением от этой трагедии многовековой давности, снова вышедшие наружу - в прямом смысле - благодаря начавшимся я середине XVIII века раскопкам. Но наиболее правдивые и подробные свидетельства извержения Везувия – не стихи и романы, а два письма государственного мужа Плиния Младшего своему историку Тациту. Сам Плиний находился в Мизене, городе недалеко от Неаполя, который тоже накрыли дым, копоть и пепел, а люди от страха в преддверии конца света бежали в панике. Дядя и опекун автора писем, Плиний Старший, был главнокомандующим флота в Неаполитанском заливе и погиб, отравившись серными испарениями, когда отправился на выручку людям у подножия горы - для него, не молодого и не здорового, это оказалось слишком тяжелым испытанием.

Излагая своими словами донесенную до нас Платоном историю крушения легендарного острова, советский фантаст смешивает любовную линию - любовь сына жреца и рабыни - с классовой, восстанием народных масс против коварных и коррумпированных жрецов. Но самым впечатляющими остаются все-таки широкие картины гибели изощренной цивилизации: цветущий край буквально раскалывается пополам при извержении гигантского подводного вулкана.

Роберт Харрис. «Помпеи»

Современный англичанин Роберт Харрис на фоне известного исторического события строит детективную историю. Август в том году жаркий. На побережье Неаполитанского залива – множество вилл римской знати. На якоре в Мизенах стоит военный флот, города заполонили отдыхающие. И тут засоряется огромный акведук, снабжающий водой Помпеи. Чей-то злой умысел или просто неисправность? Главный герой Марк Аттилий Прим должен разобраться, куда пропал имперский смотритель водоводов, но сначала он должен дать людям воду. Расследование и работы на акведуке начинаются утром 23 августа 79 года, а Везувий уже просыпается…

Линор Горалик. «Все, способные дышать дыхание»

В Израиле случился «асон», т.е. катастрофа, после которой, помимо появления «радужной болезни», прихода песчаных бурь «буша-вэ-хирпа», животные научились говорить, выражать свои мысли и эмоции на человеческом языке, и теперь человечеству приходится учиться сосуществовать с заговорившими животными, считаться с их мнением. Как выжить в этом новом мире и при этом остаться человеком? Роман одного из самых оригинальных русских сочинителей далеко вышел из каких-либо жанровых рамок. Но в основе его всё-таки некая катастрофа.

Герберт Уэллс. "В дни кометы"

Роман-утопия рассказывает о мелком служащем из гончарной лавки Англии начала XX века Уильяме Ледфорде, который, потеряв работу и любимую девушку, решает отомстить и ей, и ее новому возлюбленному. На побережье моря в Эссексе Ледфорд настигает их и в момент выстрела Земля погружается в хвост кометы. Герой падает без сознания, а потом приходит в себя с «ощущением радостной новизны». Начинается «Великая перемена», вызванная кометой, которая изменила состав земной атмосферы. Благодаря изменениям в психике, люди избавились от низменных страстей и теперь строят справедливое общество, основанное на принципах коллективизма. Любопытно, что русский перевод фантастического по форме, социалистического по содержанию романа выполнен Верой Засулич - той самой легендарной народоволкой.

Владимир Обручев. "Земля Санникова"

Действие романа писателя-ученого разворачивается в начале XX века. Три ссыльных студента отправляются к северу от Новосибирских островов на Землю Санникова и обнаруживают среди полярных льдов «оазис» – кальдеру потухшего вулкана, где затерянное племя онкилонов живет и воюет с местными неандертальцами. Русские ученые поселяются с древним народом, изучают необычную флору и фауну, быт и нравы древних людей, даже находят себе жен среди местных девушек. Но потом начинают происходить подземные толчки, и вулкан, «грелка» Земли Санникова, пробуждается, что приводит к землетрясению и наводнению, в которых, уверены онкилоны, виноваты белые люди… Сам Владимир Обручев был уверен в существовании подобного оазиса, и не имея возможности проверить свою идею на практике, реализовал в литературе - обессмертив несуществующую "землю".

Владимир Сорокин. «Ледяная трилогия»

Трилогия включает в себя романы «Путь Бро», «Лед» и «23 000», написанная в 90-е годы, она занимает сейчас место краеугольного камня русского литературного постмодернизма, но основа ее - жанровая, фантастическая. Сорокин выдвигает еще одну, теперь «ледяную» версию падения Тунгусского метеорита. По сюжету, Тунгусский метеорит – это кусок Небесного льда, который наделен особой силой: он может пробудить людей Изначального Света. И один из таких людей, Снегирев, рождается как раз в тот самый день – 30 июня 1908 года. После того, как героя отчисляют из университета, его подруга Маша предлагает отправиться в экспедицию на очередные поиски Тунгусского метеорита…

Джеймс Роллинс. «Бездна»

Мощная вспышка на солнце в день первого солнечного затмения нового тысячелетия провоцирует серию природных катастроф на Земле: земной шар сотрясают землетрясения и извержения вулканов. На дне океана обнаруживается странная кристаллическая колонна, на которой высечены загадочные письмена. В них древний народ, живший двенадцать тысяч лет назад, возможно, пытался передать людям какое-то предостережение. И ученый Джек Киркланд подозревает, что причина всех природных катаклизмов связана именно с этим предостережением древних.

Микаэль Ниемы. «Дамба»

В северной шведской глубинке уже несколько месяцев идут дожди. Люди в городе живут своей жизнью: любят, страдают, женятся, разводятся, пишут картины, совершают личные подвиги. Люди считают, что подчинили себе стихию, заперев ее дамбой. Но уже катится огромная вспененная волна с полнеба, погребая под собой все на своем пути. Пока люди заняты каждый своей жизнью, стихия вот-вот переломит их жизни навсегда. Роман о стихийном наводнении рассказывает на самом деле о стихии человеческой природы.

Уитли Страйбер. "Послезавтра"

Возможно ли наступление нового ледникового периода? Палеоклиматолог, профессор Джек Холл предрекает, что глобальное потепление неумолимо ведет к Новому ледниковому периоду в северном полушарии: из-за таяния льдов на полюсах в океан поступает избыточное количество пресной воды, меняют свои маршруты океанские теплые течения, нарушен климатический баланс Земли. И вот идёт Ледник. Но вместо того, чтобы вместе со всеми отправиться в эвакуацию на юг, профессор Холл стремится в Нью-Йорк, где в самом центре природной катастрофы его ждет сын. А что будет послезавтра – никто не знает.

Эрленд Лу. "У"

Главный герой романа, которого тоже зовут Эрленд, очень озабочен тем, чтобы его имя вошло в историю. Что, в принципе, извинительно и даже похвально, да вот беда: новоявленный честолюбец решительно никакими талантами и умениями не наделён, ни в физике, ни в живописи.

Тогда он решает, подобно своему великому соотечественнику Туру Хейердалу, сделать открытие в области географии. Но только и здесь всё уже открыто, так что ему приходится забирать куда круче, чем буй-Тур. Эрленд решает доказать, что индейцы могли добраться до островов Океании не только на плотах из бальсового дерева, а ещё раньше... на коньках! Каким образом? Во время всемирного оледенения, по замерзшему Тихому океану!